Регистрация

Обращение католического священника

samuil 24-06-2011, 22:52 3 725 Духовные размышления
0

Обращение католического священника


Меня зовут Богдан, родился в 1959 г. в г. Пустомыты, на Львовщине в украинской греко-католической семье. Мои деды Петр Глуховецкий и Михаил Шеремета были зажиточными хозяевами, однако в 1944г. после прихода Красной Армии в Галычыну, были осуждены советскими властями, как куркули и «враги народа» на 15 лет лагерей и ссылки и вместе со своими семьями были вывезены в Сибирь, где впоследствии погибли.

А мои родители Евгений и Феодосия чудом остались в Украине и в 1958 году поженились. В семье мы с сестрой Марией (теперь монахиня сестра София), воспитывались в национально-патриотическом и религиозном духе; в любви к Богу и Украине. В 1962 году родители в поисках работы и жилья переехали в молодой город химиков – Новый Роздол, вблизи Николаева, где прошло мое детство и юность.

Обращение католического священника


Помню, летом 1974 г., когда мне было 15 лет, мне в руки попало Священное Писание, на старославянском языке. Это была старенькая, толстая пожелтевшая книга, без первых и последних страниц, которую на короткое время моя мама одолжила у своей приятельницы. С большим интересом я стал читать ее и размышлять. И хотя по-старославянски читалось довольно трудно, уже тогда я почувствовал, что меня коснулось нечто чистое и святое … С тех пор в моей душе стало зарождаться стремление духовности. С 1966 по 1976 я учился в средней школе, а с 1976 по 1979 – во Львовском кинотехникуме. Летом 1977г, находясь на каникулах в Новом Роздоле, познакомился с пожилым греко-католическим священником Николаем Боднаром, который со своей семьей проживал в с. Малехив, около Нового Роздола. Трижды в неделю я приходил к отцу Николая на Мессу, исповедовался, причащался, брал читать религиозные книги и так захватился духовной жизнью, что пожелал стать католическим священником. Это и стало началом моего священнического призвания, которое так радикально изменило всю мою жизнь.

Весной 1978г. подруга моей матери, узнав о моем желании стать священником, познакомила меня со священниками-монахами Ордена святого Василия Великого, которых в народе звали «отцами василианами». Эти монахи часто собирались в доме о. Антония. От этого 62-летнего монаха я впервые узнал о существовании Ордена и о монашеской жизни. В течении длительного времени я не понимал сути монашеской жизни, о котором так вдохновенно рассказывал отец Антоний. Я себя не представлял монахом, ибо хотя по своей природе был тихим и спокойным, все же любил интересное, новое, активную жизнь, окруженную интересными людьми, интересовался искусством, книгами … Меня пугало то, что монах должен всегда жить в закрытом монастыре, навсегда отречься семьи и семейного счастья, отречься даже собственной воли и постоянно быть послушным своим настоятелям. Еще более непонятным и загадочным казалось мне эта жизнь еще и потому, что она должно была проходить скрытно и тайно, в условиях подполья, а как это все совместить? – думал я.

А время было тревожным и тяжелым. Католическая церковь восточного обряда находилась в подполье, свободы вероисповедания не было, храмы и монастыри были закрыты, священников и монахов преследовали и бросали в тюрьмы, любое обучение молодежи основ веры строго каралось. Однако, вопреки запретам небольшие группки юношей и девушек, желающих полностью посвятить себя Богу группировались вокруг священников-монахов преклонного возраста, которые, на удивление уцелели во время военного лихолетья. Романтизм, жажда духовности, сильное желание служить Богу, объединяли эту отважную молодежь. Их идеалом был молодой Христос. Как же пылали ихние сердца искренним желанием духовных высот! Эти юноши и девушки пытались понять тяжелую и доселе неведомую теорию монашеской жизни, даром, что все были атеистически-комсомольским поколением. А в практической жизни все выглядело довольно прозаично, – ежедневное обучение или работа на государственной работе, проживание в общежитиях и по чужим квартирам, постоянно присутствует страх разоблачения и обычные будничные хлопоты. Практической монашеской жизни, они и не видели, – она словно остановилась где-то в седом прошлом и превратилась в прекрасную легенду … О ней они узнавали разве что с сентиментальных воспоминаний нескольких стариков очевидцев и из стареньких пожелтевших книг.

Хотя мне теоретически импонировала монашеская жизнь своим идеализмом и посвящением, но я не находил ответа как его реализовать в таких сложных обстоятельствах подполья. Поэтому считал, что пока Католическая церковь является нелегальной, она – нереальная, ненастоящая и формальная. Для меня было важно, что отцы василиане имели семинарию где излагали несколько известных профессоров, в которой можно было получить хорошее богословское образование и стать священником. Поэтому я и решил вступить в монашеский орден василиан, где мог бы осуществить свое желание – стать священником. В сентябре 1978 г, в возрасте 19 лет я принял монашеский постриг и под новым именем брат Иосафат начал свою монашескую жизнь.

Обращение католического священника


Весной 1979 г. я начал учиться в семинарии ордена (ныне Высший духовный институт им. Святого Василия Великого), совмещая учебу с государственной работой, которая служила мне прикрытием, ибо согласно существующей практики и по тогдашним советским законам, неработающие привлекались к уголовной ответственности. После окончания исследований и экзаменов я был рукоположен сначала в диакона, а 14.07.1985р. – В священнический сан епископом Ивано-Франковским Софроном Дмитерком. В то время церковная работа не должна была стоять на месте; летние епископы и священники уже не имели достаточно физических сил чтобы совершать опасно в то время и тяжелое священническое служение с длинными изнурительными путешествиями да еще под пристальным наблюдением КГБ, поэтому меня 26-летнего священника и еще нескольких молодых служителей назначили исполнять обязанности священника в пределах трех областей – Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской и всюду, где возникала острая духовная потребность. Кроме этого меня и еще одного священника попросили остаться в семинарии на кафедрах теологии, догматики и философии чтобы помогать старым профессорам в преподавании богословских дисциплин. Поэтому я с молодым задором бросился в круговорот священнического труда: правил службы, проповедовал, исповедовал и крестил, венчал и помимо этого имел лекции для студентов семинарии. Все это я выполнял тайно, в государственные праздники, когда бдительность КГБ была ослабленной и преимущественно ночью. Кроме этого работал на кафедре математики Львовского государственного университета, исполняя государственную работу. Я осознавал, что сильно рискую, потому что органы КГБ хорошо проинформированы и могут схватить меня и бросить в тюрьму, однако вместе с другими единомышленниками посвятился Богу, подчинился Его воле и работал столько, сколько хватало времени и сил. Очень часто самым сильным моим желанием было … просто выспаться. Вместе с священнической деятельностью я должен был работать на государственной работе, сначала в Львовском университете, откуда в 1982 г., после смерти Брежнева органы КГБ уволили меня, зная, что учусь в семинарии, а с 1983г. по 1988 – в оперном театре инструктором пожарной безопасности МВД УССР.

В конце 1988г. время существенно изменилось, – подул ветерок Горбачевской «перестройки», начались изменения во внутренней политике государства относительно религиозных организаций: возвращались общинам их храмы, смягчилось отношение правительства к религиозным организациям, к священникам и верующим. В Москве началась голодовка монахинь и верующих с целью легализации Украинской греко-католической церкви (УГКЦ).Тогда я получил приказание церковных властей уйти с государственной труда чтобы использовать время и силы вполне для священнической деятельности. Осенью 1989 г. решением высшего Совета Ордена в Украине меня и еще двух священников направили в Рим для продолжения обучения, специализации и получения ученой степени в целях дальнейшего преподаванием в богословской Академии на Украине. Приехав в Рим осенью 1989 г., я сразу же начал свое образование в Ориентальном папском институте – филиале Григорианского Папского Университета и проживал в большом монастыре Ордена Василиан, на Авентинском холме, в самом центре Рима. Там жили и обучались 52 монахи – студенты римских духовных заведений из 9 стран мира и находился центр управления Орденом Святого Василия Великого, – двор пребывания Генерала Ордена и его Генерального совета. Находясь в Риме я продолжал вместе с учебой в университете изучать итальянский язык на котором велось обучение. Обучение в университете проходило без особых трудностей, – учиться я любил и желал знать больше …

Обращение католического священника


С большим интересом и увлечением я посещал знаменитые места Рима – Ватикан, Колизей, базилику св. Петра, римский форум, катакомбы, – везде ощущался удивительный колорит современности и славного прошлого великой Римской империи.

Обращение католического священника


Все меня восхищало и удивляло, однако впоследствии давно заветные ожидания увидеть «святой вечный Рим» развеялись, как утренний туман. С итальянской прессы и разговоров я узнавал немало негативного и грешного, – об секулярной жизни высших священников и монашеской элиты, грязные аморальные операции высших сановников Ватикана, аморальность нескольких высокопоставленных Ватикана, и проч … Я удивлялся: «Почему же молчит и не реагирует на это папа Иоанн Павел ІІ, фигура которого у меня всегда вызывала большое уважение? Почему он их покрывает? Неужели и он с ними заодно ?… Вскоре все это у меня вызвало горечь разочарования, пустоту разорванных мечтаний, а порой и безудержное желание навсегда покинуть этот город. Тогда мне очень хотелось вернуться к своему родному народу, на Украину, где всегда я встречал настоящую человеческую искренность, веру и простоту. Бывали очень тяжелые минуты, когда только сила воли и чувство долга заставляли меня остаться в Риме и продолжать учебу.

Обращение католического священника


А время летело очень быстро, – я завершил обучение в папском университете, сдал экзамены и получил степень магистра теологии и церковного права. Летом 1991г. мне довелось побывать в Великобритании и Австрии и я уже готовился начать свой докторат как … вдруг случилось одно событие, которое радикально изменило всю мою жизнь.

Обращение католического священника


Одним жарким сентябрьский вечер, когда я, по привычке в келье читал Библию и размышлял над ней, меня до глубины души поразили слова из книги Открытие: «Выйди от нее, народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах ее и не подвергнуться язвам ее… «(18:4). Я почувствовал, что этими словами неожиданно в тихой монашеской кельи обратился ко мне мой добрый Господь. Я часто читал эти слова и раньше, однако только сейчас по-особенному они открылись мне. Я имел в руках католическое Священное Писание, изданное в Риме 1990 года, поэтому заинтересовался, – что такое Вавилон. В 1 Петра 5:13 я читал: «Приветствует вас избранная, подобно вам, церковь в Вавилоне и Марк, сын мой.«, а внизу была ссылка следующего содержания – «В Вавилоне, то есть в Риме, что своим распутством напоминал старинный Вавилон «, а во вступлении к 1-му посланию апостола Петра я прочитал следующее: «Из Рима апостол Петр, при Нероновом преследовании, написал два коротенькие послания церквей Малой Азии«. С удивлением я спросил себя: современный Рим своим развратом не напоминает ли древний Вавилон? Настоящий Рим перестал быть Вавилоном? А если бы сегодня апостол Петр писал свои послания из Рима, то перестал бы звать его Вавилоном? Неожиданно открылось мне то, что доселе было закрытым. Поразило то, что меня лично касается призыв выйти из Вавилона. Я ужаснулся от осознания того, что все еще продолжаю находиться в городе, который Библия называет Вавилоном! А мне же нужно немедленно выйти из него, когда я услышал и понял призыв Божий! Тогда как ужасающая буря пронеслась в моей душе, – подхватила меня, как перышко и швырнула куда-то в неизвестность … Эта ночь была бессонной и тревожной, полной страстных молитв, размышлений, волнения и слез. А утром, к удивлению всех, я решил покинуть Рим и вернуться на Украину. «Прощай, гордый и развратный Вавилон», – мысленно прощался я, глядя из окна поезда на вечерний Рим … В душе был покой и тихая радость от осознания того, что поступил правильно.

Возвратившись во Львов, я поселился в недавно открытом и отремонтированном монастыре отцов василиан и немедленно приступил к священнической работе, которая к тому времени уже была легальной в недавно провозглашенной независимой Украине. Ежедневные богослужения в церкви, исповеди людей, проповеди, и конференции и повсюду люди, которые стремились к духовной пище – все это наполняло мою жизнь с утра до самой ночи.

Обращение католического священника


Я искренне радовался, что могу быть полезным для многих людей! Настоятели монашеского Ордена поняли мое возвращение домой по-своему, и пытались мне во всем помочь. Вскоре по решению Совета Ордена я был назначен секретарем и управляющим делами Василианского Ордена, – фактически я стал вторым лицом в высшей монашеской иерархии в Украину. Впоследствии кардинал УГКЦ Мирослав Любачивский своим указом назначил меня духовником для монахинь с правами комиссара-исповедника и духовного руководителя женской монашеской общины. А когда в нашем Ордене возникла острая потребность восстановить религиозное издательство, – поручили это мне. Организовав его и назвав «Миссионер!», я привлек к нему специалистов и необходимую технику и оборудование, стал его главным редактором и начал выпуск религиозных книг и журнала «Миссионер». Кроме этого пришлось с 1992 по 1994 гг быть редактором-консультантом религиозной телепрограммы «Благовест» на Львовском телевидении. Тогда я от монашеского ордена был делегирован для работы в Патриаршей катехитической Комиссии УГКЦ. Такая широкая и разнообразная деятельность все же не смогла заглушить во мне тихого, но настойчивого голоса совести.

Часто я вспоминал свой ​​выезд из Рима и возвращения домой, размышлял о смысле своего монашеского призвания, о целесообразности своего дальнейшего монашеского служения, и в конце с горечью в сердце понял, что ужасно ошибся, выбрав монашество своим постояннымобразом жизни. Вспомнил, что решил стать монахом еще в достаточно юном возрасте - в 18лет, начал его в подполье, в тяжелое и опасное время преследования, не имевшийканонически проведенного новициата … и т.п. Тогда я прочитал одну протестантскуюкнижечку на польском языке о немецком католическом реформаторе Мартин Лютера, которая значительно усилила мои сомнения в правдивости Католической церкви и монашескомслужения вообще, и моего служения в частности. Уже тогда я стал лелеять мысль оставитьмонашество и перейти в т.н. «белый клир« - то есть в женатое духовенство, однако я неспешил, а много и ревностно молился, размышлял и волновался, и решение откладывал.Тогда мне на помощь опять пришел мой любящий Господь, ускорив мое решение.

Мы впервые встретились поздней осенью 1992 года. Она звалась сестрой Андреей и былатихой неразговорчивой и сдержанной монахиней, которая занимала высокое положениесекретаря Главной Управы Конгрегации Сестер Пресвятой Семьи в Украине. Еще переднашим знакомством мне уже кое-что рассказали об этой сестре, - говорили, что она выявиланезаурядное мужество и силу духа во время голодовки на Арбате, в Москве, в мае 1989 г.,когда в течение 15 дней в длинной монашеской одежде она голодала, молилась и пелавместе с другими верующими, с целью легализации УГКЦ. В разговоре она показалась мнеразумной, практичной и предусмотрительной монахиней из которой впоследствии часто приходилось мне советоваться в совместных монашеских делах, которые касались жизни и деятельности Ордена Сестер Пресвятой Семьи. Как потом выяснилось, мы былиединомышленниками из многих проблемных вопросов, - понимали и поддерживали другдруга. Поэтому во время одного искреннего разговора, который касался монашескогопризвания, мы с удивлением обнаружили, что не имеем настоящего монашеского призвания истрадаем в своих монастырях.

Обращение католического священника


Время летело очень быстро, поэтому нужно было наконец осуществить чрезвычайно важный для нас выбор – либо приспособиться в своих монастырях, надолго усыпив свою совесть, или же решительно и смело выйти из монастырей, навсегда порвав с невыносимым монашеским прошлым. И мы решились … После усердных молитв и размышлений, согласовав в своей совести это дело с Господом, мы решились выйти из своих монастырей и навсегда покинуть монашескую жизнь. Весной 1994 г., направив, согласно церковного порядка, свои просьбы к папе римскому и кардиналу Мирослава Любачивского, мы получили освобождение от наших монашеских обетов. Конечно же, все это мы пытались делать без лишней огласки, чтобы, по возможности, избежать осуждения людей, ибо мы были людьми известными и пользовались всеобщим уважением, – имели много друзей, знакомых, учеников … Этот поступок стоил нам очень дорого; меня сразу же лишили права служить, пришлось многое пережить, ломая старые стереотипы и человеческие обычаи, терпеливо сносить критику, осуждение, презрение и т.д. Хотя официально католическая церковь молчала относительно нашего выхода из монастырей, не оказывая никаких юридический действий относительно моего статуса священника, однако в мой адрес стали поступать письма от единичных служителей, в которых осуждался наш поступок.

Обращение католического священника


Хочу заметить, что к сожалению, среди благочестивых католиков и теперь бытует такая ошибочная мысль: кто ушел в монастырь, тот должен заставить себя, независимо от наличия или отсутствия призвание, жить в монастыре до самой смерти. Многие все еще считают, что монаху или монахини грешно даже думать покидать монастырь (хотя монашеские уставы допускают такое). А кто из отчаянных осмелился бы это сделать, то непременно бы встретился с глухой стеной непонимания, осуждения, сплетен, пренебрежения и вражды даже от своих родных. Именно это, по моему мнению, и сдерживает сегодня многих монахов совершить такой шаг, особенно это касается монахинь, которые не находят в себе мужества для такого поступка (сегодня важной преградой для такого решения является забота монаха о работе в обществе, жилье и материальное положение) . А таких, которые страдают в своих монастырях, вздыхая и стараясь их оставить, и сегодня есть немало … Очень скоро мы с Галиной поняли, что не случайно Господь нас побудил вместе осуществить такой решительный и смелый поступок. Мы почувствовали, что нас объединяет нечто большее, чем похожа жизненная ситуация – поэтому мы решили создать христианскую семью.

Обращение католического священника


«Бывшие монах и монахиня решили создать семью, – посмотрим, как у них это получится …» – эту новость подхватила пресса и распространила, как сенсацию. В нескольких газетах появились публикации о нашем поступке, – реагировали по-разному; кое-кто открыто осуждал, кто пробовал жалеть, а кто-то это пытался использовать против УГКЦ, а были и такие журналисты, которые сравнивали наш выход из монастырей с выходом из монастырей Мартина Лютера и его жены-монахини … Конечно, наш поступок не всем нравился, – от меня сразу же отреклись набожные родители-католики, а бывшие друзья в монастырях восприняли наш поступок с удивлением, порицанием и резкой критикой, надеясь вскоре услышать о Божьих наказаниях, которые, по их мнению, должны постичь нашу семью. Католическая церковь молчала – конечно, ей не выгодно было это разглашать, потому епископы опасались, что наш поступок вызовет целую лавину выходов из монастырей всех тех, кто до сих пор не находили мужества это сделать. Когда газета «Экспресс» за 16-26 июля 1998г. опубликовала о нас статью – «Любовь, которой было тесно в стенах монастыря», в которой среди прочего говорилось и о том, что я намерен создать во Львове центр реабилитации и адаптации монахов, которые вышли из монастырей, то это вызвало острую критику, гнев и ярость во многих монастырях.

Обращение католического священника


Мой благородное намерение помочь другим эти «святые отцы» поняли по-своему, – им показалось, что я задумал по их словам – «вытаскивать из монастырей тех, кто там благочестиво спасаются!» Поэтому мне пришлось обратиться во все монастыри; как мужские, так женские, с открытым письмом в котором я объяснил несколько мыслей автора статьи – Ольги Ежижанской. Я закончил свое письмо в надежде, что он все объяснит и скажет умам и сердцам читателей, – и действительно, отчасти это удалось.

Мы с женой держались вместе, взаимно себя поддерживая; доверие к Господу и любовь помогали нам преодолевать трудности. Мы ежедневно молили Бога указать нам путь, которым должны бы идти дальше, просили духовного света, силы духа и мужества это все пережить. Шло время, – сенсация потеряла свою актуальность, свежесть и остроту, человеческие страсти улеглись, наступило затишье. В нашу семью пришло тихое Божье благословение – родился сыночек, но фоне переживания и материальных лишений это стало едва ли не единственной нашей радостью … теперь все сконцентрировалось на нем, – забот прибавилось, надо было кормить семью. На мои многочисленные просьбы и впредь служить священником, но уже женатым, Католическая церковь ответила отказом, мотивируя это тем, что согласно Кодекса Канонов Восточных Церквей (ККСЦ), священник, принявший рукоположение в целибате (неженатом состоянии) и создал семью, лишается права священнодействия. Я с этим не соглашался, потому что не видел в Библии этому подтверждение. По моему мнению, жизнь сложнее, чтобы можно было все ее случаи предусмотреть в ККСЦ и вообще – следует руководствоваться не каким-то кодексом, а Словом Божьим. Но, к сожалению, моего мнения никто не разделял. Это поначалу вызвало у меня искреннее удивление, потом – возмущение, а уже потом – протест. (Итак, еще не осознавая, уже тогда я в глубине души уже стал протестантом!) Я искренне удивлялся консервативности УГКЦ и превосходства ККСЦ над Библией. Долгих 6 лет я пытался добиться правды во Львове и Риме, но везде натыкался на осуждение, упрек, молчание кардиналов и епископов, и их холодное безразличие. Католическая церковь, которую я считал Матерью и в тяжелых условиях подполья готов был за нее пойти даже на смерть, оказалась злой и равнодушной мачехой, которая совсем не интересовалась судьбой своего ребенка! Я пережил это горькое разочарование очень больно …

Обращение католического священника


Чтобы прокормить семью (на то время у нас уже родилась второй ребенок - дочка) я пошелучительствовать в среднюю школу, излагая христианскую этику. С течением времениразочарование Католической церковью углублялось, я много читал и размышлял, меня оченьбеспокоило, что такая давняя , многочисленная и могучая католическая церковь так далекоотошла от истинного Христова учения, впустив в свое вероучение платонизм, который сразуже породил учение о бессмертной душе, а оно - ад и чистилище, молитвы к святым и заумерших … В то время я не находил ответа на такой вопрос: «Если же Католическая церковь- не является правдивой Христовой Церковью, то где же тогда настоящая Христова Церковь?« Тогда я много читал разной религиозной литературы различных конфессий инаправлений, - я настойчиво искал истинную Церковь Христову… Я был уверен, - она там,где полностью сохранено Христово учение и Его наука, представленная в Священном Писании.

Обращение католического священника


В конце 1999 года, когда приближалось третье тысячелетие, Господь еще раз смилостивилсянадо мной и послал мне одного человека - брата Богдана из Церкви христиан – АдвентистовСедьмого Дня, который дал мне прочесть несколько книг по догматике Церкви АСД.Исследуя их со страстной молитвой в течении нескольких месяцев, я понял, что нашелименно то, что искал - правдивую Христову Церковь и изложенную в ней науку Христа, – настоящее Библейское учение! Я искренне обрадовался, что нашел настоящую Церковь Христову, которую так долго искал! Своей новостью я поделился с женой, - впоследствииона тоже согласилась, что наш добрый Господь в Своей милости не оставил нас на произвол судьбы, а привел к пониманию истины. Уже тогда мы искренне пожелали принять водное крещение и в своих душах пережили трогательные и радостные минуты нового духовного рождения! Через некоторое время мы осознали смысл того, что мы вместе пережили. Мы поняли, что вышли из Вавилона, однако не сразу, а постепенно, сделав три шага:

1. В 1991 г. - Покинули город Рим,
2. В 1994 г. - Оставили свои монастыри,
3. В 2000 г. - окончательно порвав с УГКЦ, вступили в настоящую Христову Церковь- Церкви христиан – Адвентистов Седьмого Дня.

Обращение католического священника


Поэтому сегодня, оглядываясь назад, можем сказать, что мы с Галиной не жалеем за тем, что произошло в нашей жизни, потому с радостью осознаем, что наш добрый Бог искренне желает нашего спасения и потому помог осуществить такой тяжелый, но крайне необходимый поступок – выйти из современного Вавилона, с той церкви, в которой любовь к миру вытеснила любовь к Богу и Его Слова! Мы оставили эту структуру, которую когда-то искренне считали Матерью, однако она оказалась злой мачехой; – не Христовой, а человеческой институцией.

Мы счастливы, потому что только настоящая любовь Христова, как ценнейший дар Бога, по-настоящему спасает и вдохновляет нас! В наших монастырях мы много наслушались о ней, ибо тема любви к Богу и ближним периодически повторялась в поучениях и проповедях, но в жизни настоящей любви мы там не увидели. Зато, погрузились в грязную атмосферу монастырского лицемерия, ханжества, карьеризма и эгоизма, удачно замаскированных под братскую любовь. Известно, что настоящая любовь творит чудеса. Поэтому она и с нами сделала великое чудо: изменила нас и научила житейской мудрости, самопожертвования и прощения, – переплавила, словно золото в огне. Мы с Галиной счастливы в браке – живем по-христиански; во взаимной любви, верности и взаимопонимании. Мы обвенчались в церкви христиан-адвентистов и воспитываем двух детей – Тарасика и Соломийки.

Обращение католического священника


Прожив вместе 15 лет, мы убедились, что большими усилиями, с помощью Божией, намудалось исправить свою жизненную дорогу, хотя так много молодых лет потеряно … Мы счастливы, что живем в ХХI веке, – если бы жили в ХVI, то Католическая церковь нас быпровозгласила отступниками и осудила бы на смерть, так как она поступила с католическимсвященником Эндрю Фишером и его женой в 1529 году, приговорив их к смерти засоблюдение субботы! Да, мы - счастливые, однако осознаем свою ошибку - попытку вопрекиволе Божией стать монахами. Чувствуем, что теперь значительно укрепилась наша вера,пройдя такую ​​тяжелую и непривычную дорогу … Господь ежедневно благословляет нассвоей обильной благодатью, мы узнали Истину и крестились в правдивой Христовой Церкви,которую так долго искали - Церковь Христиан - Адвентистов Седьмого Дня, в учении которойнашли полную сообразность с наукой Иисуса Христа. Мы искренне желаем работать идальше, чтобы помогать также и другим людям, находящимся в похожей к нашей жизненной ситуации и ищут Господа. Мы их хорошо понимаем.

Обращение католического священника


Поэтому сегодня, когда Вы слышите призыв Божьего ангела: «Выйди от нее, народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах ее и не подвергнуться язвам ее…» (Откр 18:4) и когда Вы искренне верите в Господа, то Вам следует выйти из этого развратного современного Вавилона, – и то выйти немедленно, не откладывая, потому-что Вавилон пал!Невозможно остаться в Вавилоне и одновременно не стать сообщником грехов его! Самые ужасные из всех известных кар вскоре должны обрушиться в Вавилон! Вавилон уже упал и этого уже никто из людей и никогда не изменит!

Сегодня Господь Бог призывает искренне верующих в Него мужчин и женщин выйти из фальшивых церквей и религиозных структур, которые вполне выпили чашу Вавилона.Сегодня следует сделать выбор: Христос, традиция, Вавилон, или вышний Иерусалим, Истина, или заблуждение, Священное Писание, или человеческое учение!

Скоро исполнится время вынесения приговора Божьего!

Скоро наш справедливый и добрый Господь сам придет и все, кто Христов, увидят руины современного развратного и гордого Вавилона, чтобы тех людей, которые выйдут из Вавилона с радостью принять до Своего вечного Божьего Царства на Новой Земле!

А Господня святая Истина восторжествует навеки!

Источник - centerhope.info

Блог Богдана Груховецького – victorbajrak.blogspot.com

Похожие новости

Чужих детей не бывает

Женя жила у знакомой тети около двух лет. Здесь ей было лучше, чем дома. Да был ли у нее вообще

30.05.11 Духовные размышления
Что сейчас было бы, если бы не Бог?

Как и всех подростков, которых я считал своими друзьями, меня интересовала улица. В лихие 90 у нас

04.02.11 Духовные размышления
Честный взгляд на развод

Брак – глубоко личный союз мужчины и женщины, взаимно друг друга дополняющих, в котором они оба на

25.03.10 Семья » Духовные размышления

Добавить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

2009-2017 jesuslove.ru Все права принадлежат Иисусу Христу!
Яндекс цитирования
Закрыть