Регистрация

Критическая точка распространила ложную информацию о Церкви

samuil 24-11-2011, 15:43 1 921 Новости » Новости АСД в СНГ
0

Критическая точка распространила ложную информацию о Церкви


Как журналисты ТРК «Украина», используя искажение фактов, разжигают межконфессиональную рознь.

«Вера-разлучница»

Моя мама была журналистом. Одним из тех, о ком говорили: «настоящий коммунист», т.е., исполняющий кодекс строителя коммунизма не на словах, а на деле. Не брала взяток, не терпела лжи и несправедливости. Многие производственники, простые рабочие люди, были благодарны ей за очерки, которые она о них писала. Да и коллеги ее уважали за талант и личностные качества. Однако и в ее жизни был момент, о котором она вспоминала со стыдом. Еще в молодости ей поручили написать статью, высмеивающую баптистов как невежественных религиозных фанатиков, опасных для общества. И хотя она сама об этих людях ничего плохого сказать не могла, в статье написала то, что требовала от нее партия. А спустя годы, прочитав Евангелие и перейдя от атеизма к убеждению, что Бог есть, жалела о том, что пошла тогда на компромисс с совестью. Будучи идеологическим работником, знала изнутри, сколько лжи и грязи было в заказах партийных чиновников.

Сейчас совсем другие времена. Диктата партии вроде бы нет. Вера в Бога не считается асоциальной. Однако заказы против верующих, выполнить которые можно только при помощи лжи, остались.

В октябре 2011 года по ТРК «Украина» в программе журналистских расследований «Критична точка» был показан сюжет под названием «Вера-разлучница» (расследование на месте вела Ирина Федоренко), который заклеймил христиан из официально зарегистрированной традиционной для Украины протестантской церкви — Адвентистов седьмого дня — как секту, отбирающую жен у мужей, детей у родителей, лишающую своих членов свободы действий, запрещающую им контакты с обществом. Более того — в которой верующие воспитывают детей, лишая их… пищи.

Поводом для сюжета стала история Сергея, брак которого, по его словам, был счастлив, пока к жене не пришли верующие и не «втянули» ее снова в «секту», в которой она была до брака. Не приводя никаких убедительных фактов из семейной жизни (кроме того, что жена стала вегетарианкой и носит длинную юбку) сходу ведущая программы Александра Адаменко утверждает, что «секта» каким-то образом отобрала жену у мужа. И мол, Бог с ней, с женой-то, муж давно смирился, но вот детей жаль — оказывается, верующая мама «прихватила» их с собой — невзирая на то, что Служба по делам детей предписала отдать их Сергею. Дальше — больше. Из передачи можно понять, что мама в бегах от бывшего мужа и закона, церковь адвентистов седьмого дня «вывезла» маму с детьми из Донецка в г. Зуевку Харцызского района, где «абсолютно изолировала» от мира в «неухоженном» доме, принуждая трудиться бесплатно. «Над детьми издеваются» — опасается Сергей. «Мама наказывала детей, лишала их пищи» — вторит ему начальник Службы по делам детей Харцызска Вера Есипова. «Пусть это было один раз, два раза, но дети не получали достойного питания в подрастающем возрасте» — слышим мы комментарий, очень похожий на оправдание (ведь если на этом «одном разе» так заостряется внимание, уже можно предположить, что с количеством поводов для обвинений явная проблема). Подтверждением версии Сергея о «зверствах» адвентистов в передаче выступает видеоряд, снятый скрытой камерой — сюжет о том, как владелец дома в Зуевке, куда переехала адвентистка Анна, отказывается пускать в свой дом Сергея с телевизионщиками, ведущими скрытую съемку (таких «страшных» людей, как адвентисты, открыто снимать побоялись). А также дверь квартиры Анны в Донецке, которая также дала понять, что не намерена пускать Сергея в дом: «Вот когда придешь один, тогда и поговорим».

Целая детективная история — с привлечением православного эксперта, утверждающего, что церковь АСД, конечно же, секта. Возможно, где правда, а где вымысел в передаче, так и осталось бы тайной, если бы Донецк и Зуевка были где-нибудь в другом государстве. Однако выяснить, что там происходит на самом деле, не так уж трудно. Для этого даже не требуется скрытая камера. В конце концов, есть документы, акты проверок и решения суда по делу Анны и Сергея, а также живые свидетели.

Итак, давайте выясним, что же все-таки произошло между Анной и Сергеем. Отобрала ли секта жену у мужа, или все было несколько иначе? Процитируем письмо Анны.

Счастье… из-под палки

«Когда я познакомилась с Сергеем, в возрасте 16 лет, я являлась членом церкви Адвентисты седьмого дня. Я с рождения воспитывалась в семье глубоко верующих людей, для которых было очень важно привить все моральные ценности.

Несмотря на то, что у нас с Сергеем, моим бывшим мужем, были далеко не одинаковые моральные ценности, мы продолжали встречаться в течении 3-х лет. Все это время я посещала церковь адвентистов. Я участвовала в служении, играла на фортепиано, пела, дружила с молодежью. Сергей об этом прекрасно знал. Но когда он мне предложил выйти замуж, он конкретно поставил условие: «Я запрещаю тебе ходить в твою церковь!» На тот момент я достаточно сильно полюбила этого человека и не понимала, на что я меняю свою счастливую христианскую жизнь.

Я вышла замуж. Какое-то время я была очень счастлива, во всяком случае, я питала себя этой мыслью. Но когда у нас появлялись серьезные конфликты, ссоры в связи с тем, что мы были людьми с разными ценностями, я уже не чувствовала себя счастливым человеком. За нашу пятилетнюю совместную жизнь Сергей неоднократно пытался уходить из семьи, даже тогда, когда я была на восьмом или девятом месяце беременности вторым ребенком. Именно в такие моменты я и вспоминала о той счастливой, подлинно счастливой христианской жизни. Я вспоминала жизнь многих верующих семей и понимала, что у меня далеко не счастье. Наконец, после очередных скандалов, связанных с его работой музыкантом в кафе, после очередных ночных звонков девочек-официанток, их совместного ночного времяпровождения, я захотела пойти в церковь помолиться, забыть о своих скандалах. Мне стоило сходить один раз в церковь с детьми, как Сергей собрал свои вещи и ушел от нас. Я осталась с двумя маленькими детками: старшей дочери было 3 года, меньшей — 9 месяцев. Не проживая уже с нами и не интересуясь нашим материальным положением, Сергей приходил к нам домой каждую субботу (день богослужения в церкви). Чтобы не пустить меня в церковь, он стал применять физическую силу, бил даже на глазах у плачущих деток, на глазах у моей мамы, в квартире которой мы жили с начала нашей с Сергеем супружеской жизни. Я терпела, прощала, снимать побои отказывалась, не хотелось еще больше усугублять положение, хотя свидетелей достаточно было и есть, которые видели все мои побои. Естественно, после всего этого я твердо приняла решение вернуться в церковь. И оказавшись одна с детками, без всяких средств к существованию, я подала заявление в Кировский районный суд г. Донецка о снятии алиментов на двоих детей.

…Естественно, мне пришлось найти какую-нибудь работу, удобную для меня и моих деток ...Нам было непросто, но нас всегда поддерживали мои друзья, как из церкви, так и те, которые не имели никакого отношения к моей вере!
…Так как мы почти на протяжении года не были официально разведены, я все же надеялась, что Сергей пересмотрит свое отношение к моему вероисповеданию и вернется в нашу семью. Мы ведь живем в государстве с правом на свободу вероисповедания… Но увы, этого не произошло. Не пересмотрев свое отношение к моим убеждениям, Сергей все-таки подал на развод. Сразу после развода Сергей подал заявление в органы опеки города Донецка о том, чтобы забрать у меня детей, необоснованно обвинив меня в том, что я не забочусь о детях и не даю должного воспитания. Но, как раз-таки, вопросы воспитания, здоровья и благополучия моих детей являются одними из самых важных для меня. Кроме того, Сергей был против христианского воспитания наших детей. Но органы опеки не нашли никаких оснований, чтобы забрать у меня детей и, вынося заключение, они одобрили такое нравственное (христианское) воспитание. Отцу же установили один день в неделю для посещения детей — воскресенье. Несмотря на установленный день, отец очень редко посещал детей: когда один раз в месяц, когда один раз в два месяца. И так продолжалось несколько лет».

Итак, уважаемые телезрители канала ТРК «Украина», а также коллеги-журналисты! Извольте сделать соответствующий вывод о том, кто же все-таки на самом деле разрушил эту семью.

Кстати, в видеосюжете Сергея демонстративно показывают на фоне православных икон со словами о том, что жена должна жить верой мужа. Однако после прочтения письма Анны, думается, не только верующие адвентисты, но и многие женщины-матери любого вероисповедания, в том числе и православные, не захотели бы такого «счастья», которым фактически одарил Анну Сергей.

Обжалованию подлежит

В сюжете «Вера-разлучница» Анну обвиняют в том, что после развода с мужем она «прихватила» детей с собой (как вор прихватывает то, что плохо лежит). Это, извините, уже на грани оскорбления личности, тем более, что причин для такого заявления просто-напросто нет. На протяжении многих лет дети проживают с матерью на основании решений органов опеки и решений суда, а то недавнее решение Службы по делам детей Харцызского городского совета в пользу Сергея, на которое ссылаются в передаче, обжаловано в прокуратуре, о чем создатели видеосюжета, разумеется, упомянуть забыли.

Вот выдержка из заявления Анны в прокуратуру: «мой супруг Алексеев С.Я., неоднократно говорил мне, что ради того, чтобы отобрать у меня детей, он сделает всё, возможное и невозможное, законное и незаконное… Прошу Вас отреагировать на моё обращение, провести проверку деятельности указанной службы по моему вопросу и не допустить фактов противоправной деятельности, в том числе получения взяток либо иной коррупционной деятельности со стороны её должностных лиц».

В ответ на это заявление в апреле 2011 года прокуратура г. Харцызска выявила нарушения в решениях исполнительного комитета Харцызского городского совета и назначила дисциплинарное взыскание начальнику Службы по делам детей В.П. Есиповой.

В данное время процесс обжалования решения органов опеки еще продолжается. Как известно, во время обжалования проживание детей с матерью является вполне законным. Кроме того, остается в силе решение органов опеки г. Донецка, которое хотя и является более ранним, но не было отменено.

На каком же основании ТРК «Украина» выставляет маму как похитительницу собственных детей, а церковь АСД как содействующую в этом похищении?

Где объективное освещение истории судебного процесса, который длится несколько лет, и получить доступ к материалам которого вполне реально?

Если судебные разбирательства на момент передачи все еще длятся, и ни одна сторона не намерена уступить, дело журналиста — правдиво осветить историю тяжбы, а уж потом предложить зрителю самому сделать выводы. Вместо этого авторы сюжета «Вера-разлучница» преподнесли версию Сергея как не подлежащий сомнению факт, подкрепив ее ссылкой лишь на одно из решений Службы по делам детей, игнорируя все остальные решения, документы и законодательство. Хромает профессионализм? Или заказ важнее журналистской объективности?
Очевидно, гордого звания «журналистского расследования» сюжет «Вера-разлучница» явно не заслуживает.

Неужели адвентисты воспитывают детей голодом?


Когда говорят о свободе слова, уместен вопрос: свобода слова какого? Имеют ли журналисты право на грубое искажение фактов — особенно, когда дело касается как отдельных личностей, так и репутации многих людей, в данном случае, всех верующих — Адвентистов седьмого дня? Это вопрос не только профессионализма, но и журналистской этики.

Процитируем письмо Анны дальше:

«Ложь, представленная в видеосюжете:

1. «Постепенно стало исчезать из рациона мясо» — вегетарианкой я стала спустя 2 года после развода, а не во время супружеской жизни.
2. «Стали появляться длинные юбки» — длинные юбки носила и во время супружеской жизни. Придя в церковь, я исключила из своего гардероба только брюки.
3. «Издеваются над детьми» — просто ложь.
4. «Дети не получают должного питания» — дети получают сбалансированное полноценное питание. Результаты анализов и заключения педиатров подтверждают, что дети абсолютно здоровы, нет никаких отклонений в их развитии.
5. «Лишают детей пищи в качестве наказания» — никогда не использую такой метод наказания. В упоминаемом в программе случае, ребенок очень плохо вел себя за столом, из-за чего его попросили выйти из-за стола на некоторое время в комнату. Позже, когда ребенок успокоился, он смог поесть. Это был единственный случай.
6. «Ограничены в общении со сверстниками» — у нас с детками очень много знакомых, с которыми мы поддерживаем дружеские теплые отношения. Мы проводим время в гостях у соседей, и они приходят к нам.
7. «Дети лишены детства — мультиков, интересных книг». Вместо мультиков я предпочитаю познавательные и детские обучающие программы. У дочерей достаточно детских книг и энциклопедий, развивающих настольных игр, игрушек и т. п.
8. «Отец мечтает о счастливом детстве дочерей» — когда была возможность часто посещать детей, отец приходил очень редко; не интересовался материальным положением детей, не помогал финансово. Задолженность на сегодняшний день по алиментам (насчитанная исполнительной службой) составляет 19270 гривен.
9. «Дети якобы заболели» — мы не знали, что приедет телевидение (он хотел сделать это неожиданно), болезнь детей в те дни подтверждается справкой из больницы.
10. «Занедбаний дом» — в доме проводятся строительные работы.
11. «Моет полы, готовит кушать — все на безоплатной основе» — я официально трудоустроена на фирме ООО «Нартекс» на должность маркетолога продукции здорового питания, зарплата — 1000 грн.».

Позволим себе некоторые дополнительные размышления, касающиеся не только этики, но и элементарной логики.
Если, по мнению начальника Службы по делам детей В. Есиповой, требование выйти из-за стола, потому что ребенок балуется — достаточное основание для лишения матери права воспитывать ребенка (вдруг дитя за несколько минут умрет с голоду), то подавляющее большинство родителей на планете следует лишить родительских прав. Ведь испокон веков родители использовали в воспитании детей какие-либо ограничения. Провинившимся детям говорили, что не купят им игрушку, не дадут вкусняшек, насильно отправляли спать, запрещали гулять или кататься на велосипеде, ставили в угол, не говоря уже о шлепках или даже отцовском ремне. Конечно, если в воспитании кнут перевешивает пряник, это повод для беспокойства. Но если единичные случаи родительского наказания, тем более такого безобидного, как требование не баловаться за столом, раздуть до попрания прав ребенка, то не прямой ли это путь к ювенальной юстиции, против введения которой так сражаются сами православные? Ведь именно с точки зрения ювенальной юстиции у родителей могут отнять детей на основании того, что они не потакают детям в каждом их желании.

В документальном фильме «Стена» (режиссер Григорий Шугаев) право воспитывать ребенка, в том числе и с помощью разумных ограничений, отстаивает Директор Института демографической безопасности, писатель, публицист, детский психолог, вице-президент Межрегионального Фонда социально-психологической помощи семье и ребенку Ирина Медведева: «Сегодня ребенка окружает очень много опасностей и очень много зла, которое отрицательно влияет и на психику, и на нравственность, и на все. Поэтому родители сегодня вынуждены запрещать, быть может, больше, чем раньше… Сегодня нам, чтобы нормально воспитывать ребенка (а нормально воспитывать ребенка — это ограждать его от множественного зла, которое буквально повсюду подстерегает детей) — придется стать преступниками, если у нас будет ювенальная юстиция… Т.е., хорошие родители как раз и будут подвергаться опасности лишиться родительских прав».

Очевидно, ставя в вину Анне христианское воспитание детей и извращая суть некоторых вполне разумных ограничений, а также смешивая их с прямой ложью, работники Службы по делам детей Харцызска при содействии СМИ ратуют ни за что иное, как за принципы ювенальной юстиции, введение которой даст государству тотальный контроль над воспитанием детей. «Это же ужас, что в каждую семью могут зайти без стука, без разрешения, без предупреждения чужие люди и диктовать как воспитывать ребенка. Это чудовищное попрание прав человека», — заключает Ирина Медведева.

Кстати, советуем посмотреть фильм «Стена» всем, кому небезразлична тематика соотношения прав детей и родителей.

Почему двери адвентистов оказались закрыты

Как уже было сказано выше, в доме, где проживала Анна в Зуевке, ведутся строительные работы. Естественно, такие работы могут вестись лишь с одной целью — сделать условия проживания как можно более комфортными. Жить в доме во время его ремонта — вовсе не предосудительно, если только при этом жители надежно защищены от холода и сырости, если условия позволяют поддерживать гигиену и качественно готовить пищу. Не просто отсутствие таких условий, но жизнь «двадцати или тридцати людей» чуть ли не как в бараке (с запретом выходить на улицу), подобно худшим сектантским практикам, как можно понять из передачи, ставит Сергей в вину адвентистам, поселившим Анну у себя в доме.

Из письма Анны:

«Я услышала призыв от Господа присоединиться к миссионерской группе в поселке Зуевка, города Харцызска. Владимир, который также является членом церкви адвентистов, согласился предоставить бесплатное жилье и питание для меня и моих детей. Я продолжала ездить периодически в Донецк, т. к. у меня там еще оставалась подработка няней и горничной, и чтобы дети могли повидаться с отцом».

Почему же в передаче, характеризовавшей дом в Зуевке как «занедбаний», ни слова не было сказано о том, что жилищно-бытовые условия в этом доме официально обследовались как органами опеки, так и представителями местной школы, и живут там отнюдь не как в бараке. В актах обследования сказано: «В доме есть печное отопление, вода, отдельные санузлы. У детей есть отдельная комната, все предметы мебели. В доме тепло, уютно. У Кати есть отдельный уголок для занятий. Есть азбука, альбомы для рисования, карандаши… Заключение: для малолетних детей созданы благоприятные условия для проживания и развития» (Акт обследования органа опеки Зуевского поселкового совета, 07.02.2011 г.).

«Сім’я займає житлову площу 20 квадратних метрів, має добрі умови. Санітарний стан квартири добрий, чисто, світло, є всі необхідні санітарно-гігієнічні умови. Рекомендації школи: Неповнолітні діти мають всі умови для навчання та виховання в сім’ї Алєксєєвої Г.С.» (Зуївська загальноосвітня школа. Від 04.02.2011 р.)

Конечно, у зрителя должен возникнуть вопрос. Если жилищно-бытовые условия в доме официально признаны нормальными, то что же было показано в передаче на фотографиях? Отвечает луганчанин Евгений Кострубин, занимавшийся строительными работами в доме: «Я лично присутствовал, когда Сергей пришел в дом без спроса и без объяснений стал вести выборочную фотосъемку. Он сознательно не стал фотографировать те места, где уже готов евроремонт, а снимал только то, что, по его мнению, должно было показывать необустроенность дома».
Но почему владелец дома Владимир в отсутствие Анны не пустил Сергея со съемочной группой в дом (в передаче мы видим, как он говорит: «Сюда нельзя!»)? Неужели действительно адвентисты — скрытые люди, ведущие подпольный образ жизни? Ответить на этот вопрос можно, зная то, какими методами Сергей пытался отстаивать свою правоту. Учитывая, что Сергей неоднократно приходил в этот дом ранее, в том числе проникал в него тайно, как вор, Владимир, будучи одним из владельцев дома, решает не пускать на порог человека, который, как известно ему, ведет себя неадекватно. Рассказывает Владимир: «Чтобы не допустить дальнейших безнаказанных наглых проникновений в дом людей, которые пользуются своей безнаказанностью и христианским терпением, на воротах дома был установлен домофон. Но группа людей, которую привел этот человек, не отличалась своей вежливостью, также без разрешения проникла на территорию моего дома». В связи с чем Владимиру пришлось попросить непрошеных гостей выйти за ворота, где и проходил разговор. Начальнику Службы по делам детей Вере Есиповой, находившейся в составе группы, Владимир напомнил, что его дом уже обследовался несколькими комиссиями и все акты обследования находятся у нее же. «На это она ответила, что телевидение ей не доверяет и хочет убедиться лично — продолжает Владимир. — Я ответил, что это уже слишком, права Анны защищаются в судебно-правовом порядке. В визите ТРК «Украина» я отказал, так как для следствия это не имеет никаких законных оснований. Тем не менее, я согласился предоставить все материалы судебного процесса, если они хотят провести журналистское расследование».
telegram

Похожие новости

Как адвентистскую Церковь сделать известной в родном городе?

Создание церковного сайта — важный инструмент для того, чтобы приблизить Церковь к людям.

19.01.17 Новости АСД в СНГ
Ужасы ужасам рознь: зачем клеймить тех, кто трудится на благо общества?

Вряд ли можно найти украинца, который бы не видел документальных фильмов, повествующих о жестокости

15.03.12 Новости АСД в СНГ

Комментарии (1)

  1. avatar
    0
    pastoralex
    Ну и кто увидел это опровержение, прочитал его? На ложь должен был бы дан равнозначный ответ - тоже на телевидении. А то где-то в какой-то Экономической правде - я сам впервые узнал, что есть такая... Отдел по религиозной свободе должен в Церкви АСД действовать, а не числиться...

Оставьте свой комментарий к статье:

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

2009-2018 jesuslove.ru Все права принадлежат Иисусу Христу!
Закрыть